Упираетесь в невидимую стену?

 Запишитесь на бесплатную 30 минутную дистанционную консультацию к психологу по скайпу Skype

 

Консультация-психолог.рф

…о, мне показалось, что я услышал смех Валерии. По-видимому, привиделось, - вздохнул парень и пошагал к дому.    Валерия едва не пырснула со смеху и не раскрыла места убежища. Когда уже Богдан отошел на расстояние, она сказала:   - А он такой смешной, бедолага.   - Этот ученый муж таки серьезно влюбился в вас, госпожа Валерия, - с улыбкой сказал Хмель.   - Но я люблю вас, Иван. И вы обещали стать моим рыцарем.   - Конечно, - радостно заговорил Иван и притянул Валерию к себе.   Этой ночью не спали не только влюбленные, не спал еще и старик Борщевский. Игнат Петрович в белой полотняной рубашке  стоял на коленях перед образами, где теплилась лампада, и искренне молился:    - Слава тебе, Боже, что помог мне найти мою внучку, - перекрестился дрожащей рукой дед. – Благодарю тебя, Богородица, Всецарица,  что накрыла покровом своим Флору и защитила ее от людей недобрых, - перекрестился барин еще раз. – Благодарю тебя, Николай-чудотворец, что соделал чудо и привел внучку мою домой, что дал мне посмотреть на нее хотя бы перед смертью. Как хорошо, что Флора и Богдан, брат и сестра, собрались вместе, - благодарно поклонился святому Игнат Петрович.    Проходя мимо дедовой комнаты, Богдан услышал тихие молитвы, что шептал  дед, но тревожить старика не стал и пошел к мастерской дорисовывать картину, которую начал днем. Мастерская была большой. Здесь висели на стенах, стояли на стульях, на полу, лежали на столе, на подоконнике уже готовые полотна и едва лишь еще начатые картины, этюды. Рядом с пейзажами итальянских гор и озер расположились украинские ковыльные степи с красными маками, золотые поля пшеницы, зеленый луг и косари на нем.   Богдан посмотрел на картину, где был изображен Везувий, и вспомнил, как эта картина спасла ему жизнь. Он стоял у подножия горы и рисовал этюд, вдруг начался ветер и отнес далеко картину. Богдан побежал догонять, в это же мгновение началось землетрясение, и то место, где стоял художник, привалило камнями.    Живописец с нежностью посмотрел на рисунок, с которого улыбалась молодая женщина в ярком украинском наряде, в руках она держала кувшин с молоком. Эту картину он сделал по памяти. Богдан только что вернулся из-за границы. Проезжая через Львовщину, он остановился отдохнуть в одном селе возле аккуратного мазанного дома. На двор вышла молодая женщина и посмотрела на путника. Богдан попросил у нее напиться воды. Вскоре хозяйка принесла кувшин с молоком и напоила гостя:    - Пейте, господин, на здоровья.    - Благодарю тебя, красавица. Как звать тебя?   - Оксаной зовут, - ответила женщина.   - Ты очень красивая, я нарисую твой портрет.   - А зачем? – удивилась молодая женщина.   - Для истории, пусть люди помнят, что была такая Оксана, красивая и добрая хозяйка.   - Ладно, рисуйте, но как? У вас в руках нет ни карандаша, ни бумаги.   - Я запомнил черты твоего лица и сохраню твой образ в сердце.   - А куда вы едете, господин?   - Туда где я родился, в Киев.   - В Киев значит. А я никогда там не была, там, по-видимому, красиво как во Львове, - подумала про себя женщина и помахала рукой вслед отъезжающему экипажу.    Борщевский не спеша обходил мастерскую, всматриваясь в свои картины. Каждая работа несла в себе какое-то воспоминание, чувство и настроение. Богдан остановился возле картины, которую он нарисовал недавно в Яблунивке. Дед и баба сидели на лаве возле своего дома. Старый дед Афанасий был пасечником, его мед пробовало все село,  потому что такой душистый мед был лишь у него. Он сидел в старенькой соломенной шляпе, с длинными усами, опираясь руками на палку. Баба Матрена сложила ладони на животе и хитро смотрела с картины. Ох и долго-таки пришлось ее уговаривать, чтобы она согласилась посидеть немного для написания этюда. Борщевский ей и деньги предлагал – не взяла, и новую кофту, и сапоги – все напрасно! Лишь когда предложил поросенка, она согласилась со словами: «Поросенок всегда в хозяйстве пригодится.» Художник вспомнил старуху и улыбнулся: «Ну и капризная баба Матрена что молодуха!»     Смешивая кистью краски, Богдан подошел к мольберту, на котором стояла новая, только что начатая картина. На ней были изображены две греческие богини, одна в розовом, другая в бирюзовом платье. Руки и плечи обнажены, длинные платья подпоясаны тоненьким шелковым пояском. Волосы мягкими локонами ниспадают на  стройные лебединые шеи. Высокие прически поддерживают розовая и голубая ленты. Длинные ноги обуты в сандалии. Богинями были Флора и Валерия, они держали в руках белые розы и улыбались.      В то время, когда дед молился, а брат работал над портретом девушек, Флоре приснился странный сон. Она, якобы, забрела в дремучий лес, куда даже  солнечные лучи едва пробивались, много времени ходила среди развесистых деревьев и все не могла найти тропинки. Лес был полон диких  животных и неизвестных птиц. Флора очень испугалась и дрожала от ужаса. Вдруг она увидела рыжую белку  на ветках ели. Белка  начала прыгать с дерева на дерево, будто зовя девушку за собой. Вскоре ельник закончился, и Флора вошла в березовую рощу, здесь уже было светлее. Березы стояли в зеленых сарафанах, в белых сапожках с серыми пуговицами, а на ветвях  слегка покачивались желтые сережки. Белочка улыбнулась и мгновенно исчезла. Подул ветерок, и березы расступились. Здесь Флора увидела опушку, всю покрытую сказочными  разноцветными цветами, такими, которых она никогда в жизни не видела. Среди травы пасется белый конь с золотой сбруей. Грива у коня до земли достигает, такая длиннющая. Флора хочет подойти к коню, чтобы его приручить, однако конь упирается и убегает. И здесь девушка увидела Александра, он стоял среди опушки и протягивал к ней руки. «Странно, чего это я его сразу не заметила?» - подумала Флора. «Флора, почему ты меня покинула, я так люблю тебя. Я не могу без тебя жить, скрипка моя», - обращался Александр к ней. Флора скорее побежала навстречу любимому, но чем быстрее она бежала, тем дальше от нее становился Александр. Вот он повернулся к ней спиной и пошел среди высоких трав в сторону на заход солнца. Но почему-то он стал ниже ростом и волосы из светло-русых стали черными. Белый парадный костюм сменил гусарский мундир. Флора все быстрее бежала и наконец догнала Александра, положила руку ему на плечо. Мужчина повернулся и посмотрел на Флору, и здесь она поняла, что это не царь, а Денис Давыдов. Он смотрел ласково на девушку и улыбался в черные усы. «А где Александр?» - спросила Флора и наконец проснулась от сна.     - Флора, проснись, что тебе приснилось? – Валерия стояла рядом и трясла подругу за плечо.     - Валерия, это ты? – княжна посмотрела на подругу заспанными глазами. – Мне приснился странный сон, какой-то призрак. Кстати, где ты была так поздно?     - Я гуляла в саду и встретила там Ивана. Он сделал мне предложение, признался в любви, потом мы поцеловались, - стыдливо сообщила Валерия. – Знаешь, Флора, мне жаль Богдана, он искал меня в саду, а мы с Иваном спрятались за кустом шиповника. Кажется, я причинила ему боль.     - Не беспокойся за брата. Он любит тебя как произведение искусства, ты для него Галатея. А то, что поладили с Иваном, это очень хорошо. Я уже давно за вами наблюдаю, вы же такие влюбленные были друг в друга. Нужно было лишь посмотреть на ваши глаза.    - Но знаешь, Флора, я не знаю, как его воспримет высший свет, как посмотрят на наш союз мои родители. Иван не нашего круга.    - А ты не волнуйся за это. Оно как-то все станет на свои места. К тому же, мне кажется, что госпожа Красновская будет рада иметь такого зятя, веселого и сообразительного парня, да еще и красивого, как будто Аполлон.     - Благодарю тебя, моя подруга, за твои искренние слова.    Девушки обнялись. Они еще долго сидели и разговаривали на сердечные темы, пока не наступил рассвет.    На рассвете приснился сон и управляющему. Привиделось ему, что сидит он на дворе под цветущей черешней рядом с Игнатом Петровичем за самоваром, и пьют они чай с печеньем и медком и малиновым вареньем. Вокруг бегает детвора, мальчики и девочки похожие на Флору и Богдана как две капли воды. А Богдан с женой – красавицей и Флора с мужем, бравым офицером, рядом за столом сидят и смотрят на детвору и радуются.  Старый господин обвел взглядом тот земной рай и обращается с уважением к управляющему:    - Видишь, Кузьма Егорович, дождались и мы с тобой своего счастья.
                                                  Глава 8      Так прошла неделя, вдали от шумного света, в тишине сельской жизни. В семейных беседах, гулянии по саду, посещениях мастерской Богдана проходили день за днем. Наконец-то Флора отдохнула от жизненных неурядиц и почувствовала в душе радостный покой. В уютном семейном кругу понемногу заживлялись сердечные раны.    - Ах, Валерия, - обращалась она к подруге, - мне никуда не хочется отсюда ехать, так бы здесь и поселилась навсегда. Среди полей, степей, лесов.    - Где же ты здесь найдешь себе соответствующую пару? Ты такая благородная богатая княжна и будешь жизнь коротать  в одиночестве в сельской глуши, неужели, подруга? – Красновская с иронией посмотрела на Флору. – Ладно, ты покинула Александра, убежала от него за тридевять земель. Ты не хотела мешать его супружеской жизни. Однако всем в Петербурге известно, что царь не любит Елизавету, что он женился на ней по приказу бабки Екатерины. Но Давыдов?    - Что Давыдов? – спросила Флора, склоняясь над клумбой, она как раз занималась цветами в саду.     - Денис – такой порядочный человек, гусар, поэт. Он любит тебя, вы сможете быть вместе, - сказала Валерия и сорвала яблоко с дерева. – Вместе вы были бы как две половинки этого яблока. Почему бы вам не быть такими счастливыми, как мы с Иваном? Ой, смотри, кто-то остановился у наших ворот. Кажется, какой-то гусар. Да и конь резвый под ним! Вероятно, Давыдов разыскал тебя в добровольной ссылке и прискакал, чтобы освободить тебя от тебя же самой.     Управляющий уже подбегал к калитке, чтобы растворить ее и пропустить гостя в усадьбу. Вскоре выяснилось, что гонец прибыл из Киева. Барышни пригласили гусара в гостиную пить кофе. Это был поручик Мариупольского гусарского полка Александр Александров. Молодой офицер временно выполнял обязанности ординарца главнокомандующего резервными войсками Милорадовича. Генерал устраивал бал-маскарад в честь  императрицы-матери и приглашал барышень  принять участие в этом мероприятии.    - Ну вот, наконец наше инкогнито раскрыто, - засмеялась Валерия. – Но ты не рада этому, Флора? Скажите, поручик Александров, на балу много будет приглашенных?      Флора опустила глаза на пяльцы и не спеша вышивала, прислушиваясь к разговору.    - Конечно! Бал обещает быть роскошным, - сказал гусар, раскуривая трубку с серебряным ободком. – Ординарцы генерала уже устали развозить приглашение. Гостей ожидает прекрасная музыка и прекрасный ужин. Даже лучших актеров пригласили из столичного театра, чтобы они веселили публику. Старинный сад будет иллюминирован, видно будет как днем. Среди гостей – местные аристократы, государственные чиновники и военные: гусары, уланы, кирасиры, драгуны, иначе говоря, все, кто носит усы и шпоры. Так что красавицам будет из кого выбрать себе кавалеров.    - Скажите, господин офицер, - не удержалась Флора, - а откуда стало известно о нашем приезде в Киевскую губернию?    - Сначала поговаривали о каких-то благородных дамах, которые путешествуют по украинским землям. Их богатую карету видели в Нежине и Киеве. Потом местному коменданту Массу стало известно, что вы остановились в имении господина Борщевского.  Об этом стало известно в штаб-квартире генерала Милорадовича. Ну а мне выпал случай известить вас о приглашении на бал, хотя многие из ординарцев пытались сюда попасть вместо меня. Один из ваших поклонников пытался даже стащить у меня письмо. Однако это ему не удалось, чтобы у боевого офицера и похитить поручение – этому не бывать! – самоуверенно сказал гусар, поправив на мундире Георгиевский крест, что красовался на груди. – Так вот,  о вашей красоте уже слагаются легенды, а бравый гусар Давыдов составил стихотворение о барышне Флоре.     - Неужели? – оторвала  взгляд от рукоделия княжна. Зардевшись она спросила: - Интересно, что именно он написал?    Именно в это время в комнату вошла горничная Иванка. Девушка принесла поднос с кофе и угощением. Заглядевшись на бравого гусара в белом парадном мундире с золотыми шнурками и орденом на груди, служанка потеряла равновесие и упустила поднос на пол. Печенье и бутерброды рассыпались по ковру, а черный кофе разлился, заливая начищенные до блеска сапоги поручика. Он стремительно приподнялся с кресла, сконфуженно оглядываясь во все стороны.    - Иванка, что ты натворила, глупая! - вскрикнула Валерия, от отчаяния поднимая руки вверх, - быстрее вытирай разлитый кофе! Господин Александров, простите нам эту оказию.    - Ой простите, господин офицер, - всхлипнула неумеха и начала подбирать с пола на поднос разбросанные бутерброды.    - Ну нечего уже, иди к себе, Иванка. По-видимому, кофе сегодня не будет, - сказала Валерия. – Странно, что такое случилось с нашей горничной, вообще-то она девушка внимательная и работящая.    - Ничего, - успокоил барышню офицер, опять садясь в кресло, - мой мундир почти не пострадал. А в жизни всякое случается, в походах не такое бывает. И спать на соломе под открытым небом приходится, и голодать, хорошо что сухарь в кармане спрячется. Это на постое, на квартирах, мы начинаем лениться от хорошей пищи и мягких постелей, от ласковых рук заботливых хозяек. В действительности же военное ремесло, спартанский образ жизни не для слабохарактерных.   - А Давыдов? Он что в вашем полку служит? – наконец Флора смогла задать вопрос, который все время ее беспокоил.  - Полковник Денис Давыдов служит в Ахтырском гусарском полку. Сейчас в ординарцах ходит как и я при генерале Милорадовиче, - браво отрапортовал гусар.   Сердце Флоры безумно забилось в груди. Она с признательностью посмотрела на безусого офицера:   - И что – он будет на балу?   - Конечно. Там много будет военных. Ординарцы обязательно. К тому же, Давыдов лучше всех танцует  мазурку.   - Мы были знакомы с Денисом в Петербурге, можно сказать  старые друзья, - объяснила Флора. – Так что он написал обо мне?   - Сейчас вспомню, - поручик даже закрыл глаза, чтобы лучше вспомнить сроки стихотворения:        О, кто, скажи  ты мне, кто ты        Виновница моей мучительной мечты?        Скажи мне, кто же ты? – Мой ангел ли хранитель       Иль злобный гений – разрушитель       Всех радостей моих? – Не знаю, но я твой!       Ты смяла на главе венок мой боевой       Ты из души моей изгнала жажду славы       И грезы гордые, и думы величавы.   Флоре  и понравилось стихотворение, и испугало ее своей откровенностью. Девушка мечтательно смотрела в окно, витая мысленно где-то далеко-далеко. На память пришел тот день, когда она отказала Денису. Вспомнила красивое черноусое лицо Давыдова, карие глаза, которые с нежностью смотрели на избранницу сердца, мягкая улыбка. Мигом все изменилось. Флора отказала. По лицу Дениса пробежала тень, погасла улыбка, померкли глаза. Флора почувствовала боль, которую причинила тогда своему другу.    Валерия наблюдала за подругой, за тем, как изменялось  выражение лица, как она мяла в руках платочек, когда услышала стихотворение. Ситуация становилась неудобной, Александров также заметил волнение Флоры. Чтобы как-то разрядить обстановку, Валерия буркнула первое, что ей пришло на ум:    - Господин офицер, а сколько вам лет? Вы такой молодой, и у вас такая тоненькая талия, как будто у девушки.    Здесь уже сильно сконфузился  гусар. Он смутился от бессмысленного вопроса, щеки покраснели и он стал похож на пугливую девушку. Быстро придя в себя, Александров сказал притворно грубым голосом:    - Мне двадцать лет минуло. Однако, мне уже время отправляться в штаб-квартиру, я уже опаздываю. Благодарю вас, барышни, за хороший прием. Честь имею!    Гусар вытянулся в струнку, щелкнул шпорами и выбежал во двор. Через минуту послышался цокот копыт коня, который уносил всадника вдаль.    - Однако, у молодого офицера также есть какие-то тайны, - обратилась Валерия к Флоре.    - Возможно, он такой романтичный, такой чувствительный, как мой брат Богдан. Поручик еще молод, а уже побывал в битве. Видя смерть и ранение товарищей, встречаясь лицом к лицу с врагом в ожесточенном бою, Александров не стал черствым  душой, у него даже не появилось вредных привычек. Мне кажется, что он даже в карты не любит играть.    - Из чего это ты делаешь такие выводы? У вас не было времени хорошо познакомиться.     - Валерия, он даже  не напросился на обед, не заказал себе вина, хотя мог бы это сделать, на дворе стоит такая жара.    - Нет, Флора, я считаю, что он тебя приворожил, потому что рассказал о Давыдове да  еще стихотворения его продекламировал:          О, кто, скажи ты мне, кто ты          Виновница моей мучительной мечты? – подразнила подругу Валерия.    - Злюка, ты просто мне завидуешь, - засмеялась Флора.    - Ни за что, у меня есть Иван, а он достоин всех мужчин мира.    - Так пошли уже собираться, нечего уже судачить, - сурово сказала Флора, - а то опоздаем.
                                Часть       IV      СВЕТСКИЕ    РАЗВЛЕЧЕНИЯ                                                        Глава    1    После отъезда ординарца в доме Борщевских поднялся переполох. Барышни принялись готовиться, потому что времени было маловато. Нужно было пошить маскарадные костюмы, сделать маски, подобрать туфли, украшения. Весь день Флора, Валерия и горничная Иванка бегали по дому из одной комнаты в другую с отрезами ткани, разноцветными лентами, жемчугом и кораллами. Что-то примеряли, кроили – шили. Женское царство смеялось, вздыхало, мололо всякий вздор. Все уже сбились с ног, им помогая. Слугам также передалась радостная суматоха. Они умело выполняли все поручения барышень и мягко улыбались на суровые лица молодых хозяек.     Игнат Петрович на все это миролюбиво смотрел свысока и никуда не вмешивался. Старик Борщевский только, улыбаясь в седые усы, делал замечание своему управляющему:     - Видишь, Кузьма Егорович, как растрещались сороки. Ты уже, мой друг, помоги им, что понадобится. Пусть поедут на бал, развлекутся. Они еще молодые, им потанцевать хочется, амуры развести, пококетничать с бравыми офицерами. Вон как, встрепенулись, когда к нам ординарец из Киева пожаловал.    - А вы что же, хозяин, не поедете на маскарад? По-видимому, там будет весело. Игнат Петрович, вы бы нарядились в казака; одели бы шаровары очень широкие как Черное море, белую рубашку, красивые сапоги, то й гарный казак из вас бы вышел.    - Я уже свое отплясал. Мне уже пора на печи отдыхать и на гуслях играть. Как представлю себе, что всю дорогу нужно трястись в тарантасе, а там всю ночь не присесть – не задремать, то  меня аж ужас охватывает.   - Но у Флоры хорошая карета, - попробовал отрицать управляющий.   - Все равно будет трястись на  выбоинах и на пригорках. Куда мне старому с моим радикулитом  переться в кавалеры. А лебедушек наших будет сопровождать Богдан. Он любит все эти развлечения. Насмотрелся там в Европе всяких чудес, а теперь хочет все это у нас дома увидеть. Нам бы, говорит, дедушка, в селе театр открыть и картинную галерею бы устроить. Что ты здесь скажешь: мечтатель да и только.    Уж как не собирались девушки, а все равно замешкались. Они прибыли на маскарад, когда уже бал был в разгаре. Дворец был ярко освещен, на люстрах мерцали тысячи свечей, по залам  лилась красивая музыка, отовсюду слышались смех, гомон, шаркание по паркету танцующих пар. Взглядам Флоры и Валерии предстала картина изысканного общества. Хрупкие красавицы  в утонченном наряде таинственно скрывали свои лица под бархатными масками, и элегантно обмахивались веерами из страусиных перьев. Рядом с дамами стояли кавалеры – бравые гусары, уланы, драгуны в  ярких и дорогих  парадных мундирах  своих полков.  Офицеры галантно кланялись в знак уважения к прекрасным дамам  и щелкали шпорами. Чиновники, конечно, уступали военным в блестящих сапогах  со шпорами, они не могли претендовать на особое внимание женщин там, где было столько офицеров. Конечно, все женщины так любят военных! Однако чиновники, одетые в парадную форму и шелковые белые чулки с лакированными туфлями упрямо завоевывали благосклонность дам. Яркость и разнообразие маскарадных костюмов делали зал похожим на разноцветную клумбу, а маски на лицах делали всех загадочными и таинственными. Перед глазами проплывали  дамы розы, бабочки, домино, пастушки, цыганки. Два или три раза встретились дамы в костюме летучей мыши, быстренько проскользнули и спрятались в рокочущей толпе.     Приезд на бал двух фей в белых муслиновых платьях, с золотыми мантильями на голове  привлек внимание многих гостей. Выделяли девушек лишь бархатные, украшенные страусовыми перьями, маски: розовая у Флоры и голубая у Валерии. Богдан стоял немного в стороне, сложа руки на груди, в костюме венецианского купца.    - Кажется мне, что я попал на ярмарку невест. Заботливые мамочки привезли сюда всех своих дочерей, наверное из всей округи, столько здесь насобиралось молодых барышень, - достаточно резко заметил молодой Борщевский.    - А что плохого в том, что девушка хочет выйти замуж? – вскипела от возмущения Красновская.    - Ничего. Только хорошо, что твой Иван не согласился поехать с нами на бал, а то бы он непременно влюбился в какую-то девушку, и у тебя появилась соперница.    - Богдан, прекрати немедленно упрекать Валерию. Ну и острый ты на язык, братик, - сказала Флора и сильно нажала ногой на ногу Богдана.    - Ой, больно, - шутливо скривился парень, - все теперь я не смогу танцевать. И вам, Валерия, придется весь вечер подпирать стену.    - Богдан, вы невозможны, - счастливо засмеялась Красновская.    - Ну все, кажется, нас заметили, - серьезно сказал Борщевский, - теперь от женихов отбоя не будет.  Вон к нам уже бежит устроитель бала генерал Милорадович с адъю- тантами.    Генерал был видным мужчиной, которому еще не исполнилось и сорока лет. Главнокомандующий любил блеск и роскошь, поэтому все всегда обставлял с большой помпой. А еще граф Михаил Андреевич был не безразличен к женской красоте. Сегодня он немало понервничал из-за капризной красавицы госпожи Орловой, к которой имел большую страсть. Графиня уже третий танец танцевала с красавцем, офицером Татарского уланского полка бароном Нернстом. Барон, имея очень большой рост, возвышался над танцующими как скала. Он казался царем всего этого блестящего сонма, глаза всех дам и девиц сияли на него своими лучами. Нельзя подсчитать всех соперничеств, досады, порывов ревности, которую этот кавалер повлек в этот вечер.    Крепость Милорадовича также испытала осаду, пассия графа едва не упала жертвой чар красавчика. Ольга Орлова была очаровательной в костюме пастушки с бриллиантовым колье на стройной белой шейке. Ее легкая поступь, серебряный смех и симпатичные ямочки на щеках сводили с ума мужчин. Графиня сама была кокеткой и любила пофлиртовать. Это слишком обижало генерала. Еще больше его обозлило то, что графиня, танцуя с ним кадриль, беспрестанно поворачивала голову ко второй кадрили, в которой танцевал барон.    И вот, разговаривая с прекрасными феями, Милорадович осуществлял свою маленькую месть. Он знал, что сейчас глаза всех собравшихся  смотрят на них. Не отводила глаз со своего любимого генерала и шаловливая Орлова. Тут впервые она за весь вечер почувствовала укол ревности.    - Очень приятно видеть вас на нашем балу- маскараде, княжна Флора и вас, панночка Валерия, - учтиво поздоровался с новыми гостями генерал. – Вы украсили этот вечер своей неземной красотой. Я много слышал о вас, но действительность превзошла все словесные портреты. Будьте сегодня нашими почетными гостями, нет, лучше сказать, музами нашего общества.    - Очень приятно, граф, слышать от вас такие учтивые слова, - сказала Флора, раскрывая веер. Кокетливо обмахиваясь, она продолжила. – Простите нам, мы очень спешили и все равно задержались. У кареты сломалось колесо, пришлось заезжать в мастерскую, чтобы там что-то починили.     - О, какая досадная неожиданность, - удивился Милорадович. – Почему же вы не известили меня и моих адъютантов? Мои люди мгновенно все бы починили. Мы здесь вас ожидаем, а вы так неожиданно замешкались в дороге. Это не правильно. Я считаю, что вам не следовало отказываться от эскорта, который я вам предложил.    - Ну что вы, уважаемый Михаил Андреевич, это бы вызвало некоторые неудобства. К тому же, нас сопровождал мой брат Богдан.   - А где он? Где? – мне никто его еще не отрекомендовал.   - Вот этот парень, одетый в костюм венецианского купца, который стоит возле колонны, - тихо подсказал начальнику адъютант Киселев.   - Позовите его сюда немедленно! – приказал генерал. Подчиненный ринулся  исполнять приказ.   Богдан неторопливо подошел к Милорадовичу, поправил независимым медленным движением руки берет на голове и первым обратился к генералу:    - Добрый день, Михаил Андреевич. Как себя чувствуете? Я должен вам сказать, что бал организован прекрасно. Я такого даже в Италии не видел.    - Так вы тот молодой художник, что путешествовал за рубежом и недавно вернулся на родину? Очень похвально, юноша! Образованные люди всюду нужны: и в армии, и на гражданской службе. И чем бы вы, Богдан, хотели заниматься?    - Я еще серьезно не думал об этом. Моя стихия – живопись. Хотя это не очень прибыльное дело, то, может, в будущем пойду на чиновническую службу.    - Похвально, юноша! Служба дисциплинирует мужчину, как и армия, делает из него решительного волевого человека. Как говорится, мундир обязывает! А такие мужчины нравятся  женщинам. Кстати, что-то наши женщины заскучали.     - Барышня Валерия, - обратился Милорадович к Красновской, - как вам понравился наш Киев? Столица – как не как, что не говорите. Вы наведались с княжной Флорой к нам из Северной Пальмиры, но в Петербурге нет таких каштанов и цветущих садов, как у нас на юге.   - Киев произвел на меня незаурядное впечатление, граф. Особенно белые и золотые купола соборов и церквей. Кресты при закате солнца кажутся аж малиновыми. Я знаю, что Киев был столицей Киевской Руси.    - Ваша правда, барышня Валерия. Но, дамы и господа, я слышу мазурку. Что же мы стоим? Приказываю всем танцевать! Дорогая Флора, вы позволите вас пригласить на танец? – решительно сказал граф.    - Конечно, я так давно не танцевала, - радостно ответила Флора и положила руку на плечо генерала.    Адъютант пригласил на танец Валерию, а Богдана увела на середину зала Летучая Мышь.  Все закружило в водовороте танца. На мгновение умолкли все разговоры, и только слышалось ритмичное постукивание по паркету каблучков дамских туфель и щелканье шпоров военных во время перехода от одной пары к другой.  Флора танцевала с генералом, а представляла себе, что танцует с Александром; Валерия мечтала о Хмеле, который почему-то отказался поехать на бал. И это слишком волновало девушку: «Интересно, какие у Ивана могут быть дела в ночном Киеве? С кем он должен был встретиться?» Парень подъехал к городу вместе с Валерией и Флорой и выпрыгнул из кареты в каком-то темном переулке.     - А вы очень хорошо танцуете, Валерия, - сказал адъютант, чтобы привлечь внимание девушки к себе.    - Неужели? Приятно слышать, - Красновская хитро посмотрела на офицера. – Скажите, как генерал узнал, кто из нас есть кто? Мы же одинаковые в этих платьях.    - Я помог ему в этом, - лукаво улыбнулся адъютант. – Мы, военные, должны быть наблюдательными и изобретательными. Я знал ваши словесные портреты, что одна злато-русая, другая червонокосая. А еще поговаривали, что вы, Валерия, немного выше ростом, чем Флора.     - Интересно, - засмеялась Валерия, - ни за что бы не догадалась, что так можно отличить кого-нибудь. А что вы скажете, господин офицер, на то, что меня у вас сейчас похитят, - сказала девушка и посмотрела на смугловатого корнета, что приближался из противоположного края зала.    - Ни за что! Я этого не допущу, - вызывающе ответил Киселев. Именно в это время молодой корнет закружил в танце Валерию. Девушка смеялась и благосклонно смотрела на нового партнера:    - Вы спасли меня от такого зануды.    - Действительно, - сказал подбодренный корнет, - так я имею возможность надеяться на вашу благосклонность?    - Возможно, - кокетливо ответила Валерия и закружилась в вальсе с Богданом.   - Наконец я смог с вами потанцевать. Вы имеете ошеломляющий успех, моя дорогая! – сердито заговорил к девушке Богдан.   - А вы обижаетесь на меня, злюка. Не нужно, все равно мы будем возвращаться домой вместе.    - Валерия, вы невыносимы!    - Конечно, мой кавалер на этот вечер. Гляди, Богдан, Флора танцует с Давыдовым! – вскрикнула Красновская, привлекая взгляды танцующих.    - Где? Покажи мне? – встрепенулся Борщевский. – Вы мне о нем столько наговорили. Ты смотри, а он совсем не большого роста, даже ниже среднего.    - А для вас, господин  высокий тополь, все кто ниже вас, то маленькие.    - Не цепляйся к словам, капризная. Я совсем не это хотел сказать. Его красота сугубо мужская, мужественная. Вьющиеся черные волосы, густые бакенбарды, чем не герой из греческой мифологии? А как выплясывает мазурку! Чем  не пара для нашей Флоры. А то все разговоры ведут: «Ах, Александр, ах Александр!»     - Боже мой, а ты откуда знаешь? – Валерия от удивления даже с такта сбилась.     - Да слышал я, слышал. Вы иногда так громко разговариваете, что в гостиной даже оконные стекла звенят. К тому же, я недавно встретил своего друга, что вернулся из столицы. Он говорит, что весь Петербург говорит о тайном романе царя с княжной Безбородко. Всех слишком удивило, что Флора убежала, никому не сообщив о своем отъезде. Говорят, что Александр в  отчаянии. Кто-то осуждает Флору, а кто-то восхищен ее учтивым поведением, потому что царская любовница даже не воспользовалась своим привилегированным положением; обычно женщины спешат  воспользоваться удобным случаем для  своего обогащения.     - Флора не такая, - обиделась Валерия. От возмущения у нее щеки стали красными. – Я много лет знаю княжну Безбородко, она никогда не искала своей выгоды. Наоборот помогала всем нуждающимся.     - Странно, - задумался Богдан, - если Флора княжна, то и я должен быть князем, она же моя сестра.     - А почему бы вам, господин, не быть простым помещиком, как другие господа в Киевской губернии. Без  титула вам счастливо не живется?    - Ой, болтунья вы, Валерия? – сказал парень и поцеловал девушку в нос.    - Что это за вольности вы себе позволяете, юноша? Это не похвальное поведение, - сердито как генерал сказала Красновская и залилась смехом.    В это время Флора нежно смотрела в карие глаза Дениса и была на седьмом небе от счастья. Душу девушки переполняло чувство благодарности к гусару, который смог простить ей и не обижаться на поведение Флоры, когда она отказала ему. Они танцевали уже третий танец подряд. Давыдов осторожно держал свою партнершу за талию, как будто у него в руках была драгоценная китайская ваза, и пылкими глазами наблюдал за изменением в настроении Флоры, за ее подвижным лицом. На нем мгновенно отображались радость и печаль. Вот девушка увидела подружку и Богдана, что кружили в танце неподалеку. И красивое личико княжны осенила лучезарная улыбка. На Милорадовича с Орловой Флора бросила все понимающий взгляд. На Киселева почти не обратила внимания, а барон красавец удостоился удивленного взгляда, соседнего помещика поздравила кивком головы. Вдруг по лицу девушки пробежала тень. Она увидела мужчину в черном плаще. Глаза прятались под черной маской, но эта фигура, эта дерзкая манера вести себя. Флора вспомнила, как незнакомец в черном напал на нее с кинжалом в руках, и вся задрожала от ужаса. У нее даже затуманилось в голове. Если бы кавалер не поддержал ее, Флора вероятно бы упала на пол.    - Кто вас так испугал? – взволнованно спросил Денис.    - Мне показалось, что я увидела знакомого, то есть не знакомого, а человека, который все время меня преследует.   - Где он? Кто это? – Давыдов всматривался в маски гостей.    Но в этот момент человек в черном уже исчез в толпе, он не хотел, чтобы с него преждевременно была снята маска, потому что имел свой план и решил затаиться.    - Боже мой, я так испугалась. Денис, давайте немного отдохнем, - смущенным голосом попросила Флора.    Давыдов проводил Флору к креслу и  подал бокал шампанского. Он чувств

На правах рекламы 

Матрица продаж

http://матрица-продаж.рф

 

Матрица - является одним из наиболее популярных   современных инструментов анализа:

  1. ресурсов предприятия и
  2. позиции предприятия на рынке.

 

Четыре матрицы - четыре инструмента, полезные для практической деятельности руководителя предприятия.

Оценка ресурсов, планирование действий, установление контроля в управлении персоналом и организации продаж,  и развитие количественных и качественных показателей бизнеса - всё это делается при помощи четырёх матриц бизнеса.  

 

 

© невеста

© nevesta

Яндекс.Метрика
Конструктор сайтов - uCoz